СПб  / Москва  / Другие города

Уильям Гарнер Сатерленд — ученик и последователь Стилла

(1873—1955)

«Ваши пальцы должны быть думающими!»
«Именно паузы между нотами создают симфонию.»

 

Печальной традицией является исчезновение многих учений после ухода в мир иной их основателя. К счастью, остеопатию не постигла такая судьба. Уильям Гарнер Сатерленд, ученик и последователь Стилла, не только дополнил, но и обогатил остеопатию учителя.

Вильям Гарнер Сатерленд

Журналист У. Сатерленд, получив от своей газеты задание проинтервьюировать одного чудака, который лечит руками, посетил школу Стилла. Увиденное его настолько поразило, что Сатерленд отложил в сторону перо и взял в руки анатомический атлас, а спустя несколько лет сам стал обладателем диплома доктора остеопатии, который и получил 28 июня 1900 года из рук Э. Т. Стилла.

Сатерленд успешно работал в разных городах, но его не оставляла «безумная мысль», пришедшая ему в голову еще в 1899 году, о возможной подвижности костей черепа: «Когда я рассматривал череп, размышляя о философии доктора Стилла, мое внимание привлекли грани суставных поверхностей клиновидной кости. У меня внезапно возникла эта путеводная мысль о том, что эти грани, подобно рыбьей чешуе, указывают на суставную подвижность для дыхательного механизма».

Надо сказать, что изучением формы и строения черепа занимались еще древние греки и римляне. По форме головы они пытались определять умственные способности человека, и даже степень его эмоциональности. Обладателю крутого и шишковатого лба приписывали выдающиеся способности. Именно отсюда и пошло выражение «лоб Сократа».

Заслуга Сатерленда в том, что он сумел совершенно по-новому взглянуть на череп. Дело в том, что традиционная медицина всегда рассматривала череп как ригидную, то есть неподвижную конструкцию, состоящую из множества костей, жёстко соединённых друг с другом (место соединения костей даже называется швом). Считалось, что движение между костями отсутствует. Сатерленд доказал, что это не так.

Он начал с того, что разобрал череп на составляющие его кости и, в отличие от всех других ученых, впервые увидел нечто иное. Сатерленда удивило, что двадцать девять костей, из которых состоит череп, всё-таки двигаются относительно друг друга от рождения до смерти человека. Его поразило наличие суставов, то есть конструкций, обеспечивающих движение между костями. Зачем они, если кости черепа традиционно считаются неподвижными? Его удивило и наличие швов между ними, которые остаются подвижными всю жизнь человека, а также то, что череп напоминает трёхмерную разборную конструкцию, которую можно демонтировать, не повредив ни одного сустава, и что многие суставные поверхности имеют скошенный край, как бы природой предназначенный скользить относительно друг друга. Как объяснить всё это, ведь в природе не существует случайных, бесполезных элементов? Долгие годы размышлений и исследований убедили его, что кости черепа подвижны, но это движение настолько мало, что до сих пор не принималось в расчет. Сатерленд призвал обратить на него внимание.

Но сначала следовало доказать самому себе, что это движение существует, и определить, какую роль оно играет для организма. Для этого ученому пришлось прибегнуть к эксперименту. Он закрепил на своей голове плотно прилегающую металлическую шапочку и ходил в ней в течение нескольких дней. В результате у него нарушилось зрение, появились сильные головные боли и головокружение и даже признаки нервного расстройства. Сняв шлем, экспериментатор промассировал участки вдоль черепных швов, что немедленно устранило головную боль.

С 1907 по 1929 год Сатерленд проводит различные исследования черепа, много препарирует и ищет подтверждения своей теории. Сатерленд проводил опыты на собственном черепе с использованием разных устройств, которые сам же и изобретает. В частности, он изучал последствия того, что именно происходит с человеком в зависи-мости от степени сдавливания черепа. Некоторые из этих сдавливаний вызывали физиологические и даже психические изменения — приступ гайморита, ухудшение зрения, раздражительность, потерю концентрации.

 

Результаты его пристального изучения строения черепа легли в основу краниальной,
то есть черепной остеопатии, дополнившей структуральную остеопатию Стилла.

Открытие микроподвижности костей черепа стало основополагающим в концепции Сатерленда.

Научно подтвердить это положение современная наука сумела только в наши дни,
создав сверхчувствительные приборы, способные измерить это движение.

 

В 1929 году он начал использовать свои техники в лечении пациентов. В 1932 году на конференции в Детройте он представил свои идеи, но коллеги сочли его чудаком.

Сатерленд на практике добивается положительных результатов в лечении больных даже там, где великий Стилл терпел поражение. Он излечивал больных с самыми тяжёлыми расстройствами умственной и двигательной деятельности, больных, которым традиционная медицина не могла помочь и оставляла их без какой-либо поддержки. Он разработал техники мобилизации костей черепа, способные улучшить работу головного мозга.

Наконец, в 1939 году Сатерленд создал книгу «Черепная коробка», в которой подводит итог своим наблюдениям. В 1946 году он основал Ассоциацию краниальной остеопатии при Американской остеопатической академии. На всем протяжении своей преподавательской практики доктор Сатерленд постоянно подчеркивал тот факт, что краниальная концепция является лишь продолжением науки остеопатии доктора Стилла, а не находится в стороне от нее. Постепенно преподавание краниальной остеопатии органически вошло в основной остеопатический курс, разработанный Стиллом.

Сатерленд умер в возрасте 82 лет. Дело ученого было продолжено его учениками, в частности Гарольдом Магуном, Виолой Фрайман, Денисом Бруксом.

Сегодня краниальная остеопатия продолжает развиваться и обогащаться новыми техниками, щадящими и безопасными, пригодными для детей, взрослых и пожилых людей.